Интерн

Ну конечно, кем быть ребенку, у которого в семье три поколения хирургов. Уже неделю прохожу практику в третьей городской, подальше от отца — заведующего травматологией в первой больнице.

Молоденькая медсестричка с игривым взглядом привезла пациента. Положила карточку на стол, улыбаясь вышла. Смотрю на бедолагу: и грустно и смешно одновременно. Сломанная челюсть зафиксирована пластинами, правая нога до бедра, левая рука по локоть и правая до плеча в гипсе. Смотрю в карточке Ильина, снимок и заключение: сломан мизинец, гипс на стопу левой ноги. Ну, думаю, «везунчик». Готовлю гипс, а он стонет и что-то там хрипит. «Вы не переживайте, я сделаю вам укол» — успокаиваю я. А он еще больше разошелся. Пришлось отложить гипс и вколоть обезболивающее. Пациент махнул на меня левой рукой и закрыл глаза. «Ничего, я потерплю, ему и так досталось» — размышляю я, доделывая гипсовую смесь.

Наложил гипс на твердую пятерочку. Все-таки четвертое поколение врачей. Тут в кабинет вошла старшая медсестра и всплеснула руками. Недовольно глядя на меня, положила на стол карточку Журина, где последнее заключение гласило: снять гипс с левой руки. Я смотрю на пациента, а он подергивается и издает звук, похожий на смех.

На прощанье он помахал мне левой рукой, а мне оставалось только извинительно улыбаться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.